В 2015 г., после введения Евросоюзом и США ряда санкций в отношении России, многие представители власти нашей страны заговорили о восточном векторе развития. Имелось ввиду то, что они надеялись на помощь Китая в преодолении последствий недружественных действий Вашингтона и Брюсселя.

Ситуация на Востоке

Но спустя 3 года можно утверждать, что этим мечтам не суждено сбыться. Кроме того, ситуация осложняется тем, что бизнес Китая придерживается санкционных ограничений, введенных Западом. Так коммерческие банки этой страны массово задерживают перечисления средств на счета российских компаний, отказываются выполнять отдельные операции. А нередко китайцы вообще не желают связываться с клиентами российских финансовых учреждений.

Представители Ассоциации банков России указывают и на то, что отечественным компаниям проблемно даже открывать обычные корреспондентские счета. Ужесточение условий сотрудничества отмечают все наши финучреждения, работающие на рыке КНР. Перечисленное привело к тому, что участие китайцев в внешнеторговых операциях с российскими организациями существенно сократилось.

И так происходит без каких-либо официальных санкций или любых других ограничений со стороны правительства Китая в отношении нашей страны. То есть сказывается только неявное давление со стороны Евросоюза и США. Так как банки КНР не желают попадать под их санкции.

Кроме того, представитель Банка России в стране Восходящего солнца А. Данилов неоднократно заявлял о том, что руководители ее финансовых учреждений интерпретируют положения санкций Запада расширенно. То есть они отказываются сотрудничать даже с теми российскими компаниями, который не попали в санкционные списки.

Дедоларизация

Еще одной важной особенностью сотрудничества двух стран должна была стать дедоларизация, об этом неоднократно заявлял президент Путин. Но реалии в том, что китайские коммерческие банки все менее охотно принимают рубли. Так в 2018 г. они стали расчетным средством только в 3,18% случаях, что даже на 0,1% меньше, чем в досанкционном 2013 г.

С несколько большей охотой в КНР осуществляют расчет по сделкам с использованием юаня, но и он используется менее чем в 9% сделок. И хотя такой показатель в несколько раз превышает значения 2013 г., но это не тот результат, на который рассчитывают в России. Что свидетельствует о том, что ни о какой дедоларизации говорить не приходится.

Подтверждая указанный факт Данилов заявил о том, что масштабы использования национальной валюты при внешнеторговых сделках совершенно не соответствует потенциалу имеющихся российско-китайских торговых отношений.

Удалось ли что-то предпринять?

Характерным моментом является и то, что представители нашей страны пытаются искать выход из создавшегося нерадостного положения, но уже более 3 лет это не дает заметного результата. К примеру, последний раз данный вопрос поднимался на заседании российско-китайской финансовой подкомиссии осенью 2018 г. и каких-то обнадеживающих решений там принято не было.